В XIX веке главным источником энергии был уголь. В ХХ веке большинство войн по всему миру в разной степени были связаны с контролем и добычей нефти и газа. XXI век начался с продвижения концепции глобального «энергетического перехода». США, Китай, Евросоюз, Япония начали интенсивно внедрять различные энергосберегающие технологии во всех секторах экономики, поощрять массовый переход на электрический автомобильный транспорт. Об этих изменениях рассказывает в интервью Пресс-клубу экономист, профессор Университета Хазар Фуад Расулов. 

 

– Что можно сказать про будущие спрос, предложение и цены на нефть? Какими они будут и насколько нынешние цены устраивают Азербайджан? 

       

– Полное восстановление баланса мирового рынка нефти к концу этого и даже следующего года очень трудно представить. Средние цены на нефть из-за высокой вероятности перепроизводства на рынке, наверное, останутся низкими. Конечно, цены на нефть продолжат колебаться, немного расти, немного падать, как сейчас.  Но очень много предпосылок для перенасыщения рынка и нового, еще более длительного снижения цен. Очень высока роль в этом вопросе США. Сланцевая индустрия США продолжает совершенствовать технологии и эффективность таким образом, что уже может позволить большую добычу при низких ценах. К тому же, совсем недавно Вашингтон призвал ОПЕК+ увеличить нефтедобычу на фоне роста цен на бензин в США. И кстати, страны ОПЕК+ будут наращивать объем добычи нефти – соответствующее решение было принято на последнем собрании министров стран, входящих в организацию.

Что же касается Азербайджана, то для нас важны не только цены, но и объем добычи… Не секрет, что в последнее время количество добываемой и продаваемой нефти существенно снизилось. Здесь и естественные причины, и взятые обязательства в рамках ОПЕК+. Так что если при больших объемах продаж, нас могла устроить цена в пределах 50-60 долларов за баррель, то при меньших объемах эта планка поднимается до 70-ти. Так, что цены в 70 долларов и выше, при нынешних объемах добычи, нас вполне устраивают.

 

– Регулярно в мировой прессе поднимается вопрос постепенного отказа от ископаемых видов топлива. Расхождение лишь в том, когда это произойдет. Можно ли сказать, что уже начался постнефтяной период? Когда же нефть станет совсем не нужна?

 

– Действительно, уже поговаривают о скором отказе от ископаемых видов топлива вообще. Но давайте вспомним, что в эпоху индустриальной экономики ископаемые ресурсы (нефть, газ, уголь) составляли основу экономической мощи государства. При этом, транспорт являлся и сейчас является основным потребителем нефти. Если в 1973 году 45,4% добытого мирового черного золота ушло на топливо, то в 2012 году его доля составила уже 63,7%. По некоторым источникам, в «предпандемийный» период она уже составила чуть больше 70%.

И все оптимистичные прогнозы будущего потребления нефти и высоких цен фактически строились на гипотезе: уровень жизни в Китае и Индии будет расти, граждане этих стран будут покупать больше автомобилей и спрос на продукцию мировой нефтяной индустрии будет повышаться. 

Но внезапно в мире стали проявляться совершенно иные тенденции. Возможно, очень скоро мы увидим замену нефти в сфере транспорта на электричество. Просто не ясно, сколько времени этот процесс займет – 10, 20 или 30 лет. Уже сегодня гибридные автомобили и электромобили начинают теснить двигатель внутреннего сгорания. Отмечу лишь два фактора.

Во-первых, сейчас повсеместно стимулируются электрические виды наземного транспорта, и не только наземного.

Во-вторых, начиная с 2014-го года, электромобиль уже стал товаром массового спроса. Его серийное производство начали налаживать все ведущие, в том числе и китайские, игроки автомобильного рынка. 

Число электромобилей, проданных по всему миру в 2020 году, достигло 3 миллионов. Это не так уж и много, но рост по сравнению с предыдущим, 2019 годом, составил 41%. По прогнозам, мировые продажи продолжат расти и в последующие годы. К 2028 году объём продаж электромобилей в мире достигнет 30 млн автомобилей в год, а уже в 2030 году объём их продаж будет составлять половину всех проданных машин на мировом автомобильном рынке.

Стремительность распространения электротранспорта подтверждает тот факт, что, например, в Японии, количество станций зарядки электромобилей уже больше числа обычных бензиновых заправочных станций.

В Европе, Северной Америке и технологически развитых странах Азии строятся жилые дома с интегрированными автомобильными зарядными станциями. Кстати, в большинстве случаев, источником энергии для них являются также интегрированные в здание солнечные модули и системы аккумулирования энергии.

Вернувшись к прогнозам развития нефтяного рынка и гипотезе бурного развития его азиатского сегмента, отметим, что китайское правительство прикладывает значительные усилия для стимулирования «чистого» транспорта. Это и налоговые льготы, и дополнительный налог на бензин, и субсидии гражданам на приобретение электромобиля. Таким образом, планы сырьевых ТНК по поводу роста спроса на нефть на китайском и индийском рынках, могут и не сбыться.  

И что? Можно ли сказать – нефть уже не нужна, наступила новая, «постнефтяная» эпоха! Конечно же, нет. Безусловно, некоторые покупатели уже ощутили достоинства тихой, экологически чистой машины и не хотят возвращаться в прошлое. Конкуренция запустила механизмы борьбы за покупателя. И, несмотря на то, что во многих странах горючее даже подешевело, вряд ли это остановит процесс «переизобретения автомобиля».  Но все же сегодня, несмотря на все вышесказанное, пока электромобили не могут всерьез конкурировать с авто на двигателях внутреннего сгорания — ни по стоимости, ни по пробегу на одну заправку, ни, конечно, по численности. 

В этой связи я считаю неправильным использовать по отношению к новой эпохе термин «постнефтяная». 

Очень важный момент – тенденции ускоренного перехода на новые источники энергии в основном касаются развитых стран. А в большинстве развивающихся стран мира процесс перехода на новые виды топлива может занять значительно большее время. Следовательно, еще долго сохранится спрос на бензин, дизтопливо, газ для электростанций и т.д.

Далее, даже после того как мощности возобновляемых источников энергии (ВИЭ) станут основным источником производства электроэнергии, нефть и газ незаменимы в нефтехимии. Для производства полимерных материалов, бытовой химии, удобрений, упаковочных материалов и много другого, нефть просто необходима. Сегодня что-то около 12% нефти и газа используются для покрытия сырьевых потребностей химической и нефтехимической индустрии. Можно предположить, что в дальнейшем эта доля будет только возрастать. 

Все эти обстоятельства гарантируют сохранение спроса на углеводороды, пусть и в меньших объемах, но еще на многие годы вперед. 

В Азербайджане же следует учитывать прогнозируемое сокращение нефтяных ресурсов страны. Необходимо все же часть сохранить и для будущих поколений.  

 

– А что дальше? Постепенный переход на ветровую, солнечную и подобного типа электроэнергетику? Ведь это уже не прихоть «зеленых», а устойчивая политика очень многих государств. Энергосбережение в быту становится как бы «культурным кодом». В ряде стран уже приняты решения о том, что все новые здания (по крайней мере, офисные) должны самообеспечиваться энергией, в частности, при помощи солнечных батарей и пр.

      

– Да, действительно это так. Направление глобального перехода к экологически чистой энергии было определено в Парижском соглашении – международной договоренности от 2015 года, которая была достигнута при участии более 180 стран.

Например, недавно Еврокомиссия представила стратегию единого транспортного пространства «Транспорт-2050», направленную на сокращение выбросов в атмосферу и освобождение от нефтяной зависимости. Концепция документа содержит четыре глобальные цели: исключить использование в центрах городов классических автомобилей с бензиновым и дизельным двигателем; довести до 40% долю низкоуглеродного топлива в авиации; сократить на 40% выброс парниковых газов в атмосферу; и перевести половину грузопассажирских автоперевозок на железнодорожный и автомобильный транспорт. Но ведь даже в Европе невозможно ввести запрет на автомобили с бензиновыми и дизельными двигателями сразу. Еврокомиссия намерена ограничивать использование классических моторов ежегодно лишь на 2,5%, заменяя их электрическими или работающими на биотопливе. 

Безусловно, многие специалисты уже поняли, что сырьевая эра подходит к своему логическому завершению. Теоретически, полный отказ от нефтепродуктов для автомобилей в далеком будущем может означать, что экономика нефтедобывающих стран понесет значительные потери.  Огромный экономический ущерб будет нанесен экономикам Ирана, Саудовской Аравии, а также экономикам других стран арабского мира с нефтедобывающей промышленностью. Не случайно они сейчас лихорадочно стараются диверсифицировать свою экономику.

Что касается экономики нашей страны, то Азербайджан это затронет в меньшей степени. У нас уже давно осознали, что Азербайджан по запасам нефти явно аутсайдер — мы занимаем 20-е место в мире (0,4%); по запасам газа — 33-е место (0,52%). На мой взгляд, пик мирового потребления нефти и нефтепродуктов будет пройден к 2030-му году. Вся наша финансовая система должна готовиться, что к тому времени цены на нефть окончательно установятся на невысоком уровне. Так что следует напоследок «выжать» максимум от добычи и продажи нефти, но все равно – прощаться. Кроме того, необходимо сохранить некие запасы нефти для себя, так как в химической промышленности нефть будет актуальна еще долгое время. 

Человечество как-то незаметно, но готовится к переходу на другие источники получения электроэнергии. Так, энергию ветра больше всего используют в странах Западной Европы, в США, Индии, Китае. Солнечные электростанции работают более чем в 80 странах. В ряде стран активно используется биотопливо. Изучается идея водородной энергетики и многое другое.  В целом, обеспечение всеобщего доступа к недорогим, надежным и современным источникам энергии для всех к 2030 году, является одной из Целей устойчивого развития ООН. 

Статистика говорит, что в наши дни из 7,5 млрд живущих на Земле людей – 1,3 млрд человек вообще не имеют доступа к электричеству. Еще 2 млрд людей получают электричество с перебоями и ограничениями – от 3 до 8 часов в сутки.

Вернемся к Азербайджану. Из перечисленных способов получения альтернативной энергии в Азербайджане начали развиваться солнечная и ветряная энергетика, и это является приоритетной задачей для нашего государства. Это радует. Но мне кажется, что нам необходимо не слепо копировать имеющиеся разработки в этой области, а стараться привносить что-то свое. Возможно, это прозвучит несколько по-дилетантски, но почему бы инженерам и строителям Азербайджана с целью экономии на строительстве, например, не задуматься над таким вопросом: как на одном столбе разместить не один ветрогенератор, а два, даже три, укрепив их на разной высоте, расположив их по разные стороны от столба. 

Вообще основная доля потенциала ВИЭ в Азербайджане, по некоторым источникам, приходится на солнечную энергию. Потенциал ветровой энергии оценивается гораздо меньше. Тем не менее, в октябре 2018 года в Хызы открылся крупнейший на Южном Кавказе парк ветряных мельниц «Ени Яшма» мощностью 50 мВт, включающий 20 силовых ветроустановок. В 2019 году солнечные мини-станции появились в Ширванском и Гызылагаджском национальных парках. В январе 2020 года два крупных иностранных инвестора подписали с Азербайджаном протокол о намерениях по производству возобновляемых видов энергии. 3 мая 2021 года глава государства подписал указ «О мерах по созданию зоны «зеленой энергии» на освобожденных территориях Азербайджанской Республики». Концепцией и генпланом зоны «зеленой энергии» на освобожденных территориях занимается японская Tepsco. Недавно был принят еще ряд важных решений. Так, приняты решения о гарантированных тарифах, поддержке активных потребителей, а также стимулирующих мерах в части налогов, определен порядок установления тарифов на электроэнергию, произведенную из возобновляемых источников энергии. Все это направлено на привлечение частных инвестиций в этот сектор. Так что Азербайджан старается шагать в ногу с мировыми трендами. 

И все же, я часто задаюсь вопросом, а что мешает азербайджанским бизнесменам оснащать солнечными батареями крыши возводимых ими зданий, вилл? Солнечные батареи крупного размера широко используются в странах с большим количеством солнечных дней. Хороший пример Испания, где крыши новых домов, а также нежилых зданий (торговые центры, госпитали и пр.) оборудуют солнечными водонагревателями, чтобы самостоятельно обеспечивать от 30% до 70% потребностей в горячей воде. Я просто призываю к креативности, творческому подходу. Иначе мы еще долго будем плестись в конце и только покупать чужие разработки и идеи. 

Закончу фразой неизвестного автора: «Часто мы заряжаемся энергией от солнца, деревьев, моря, леса и даже от любимого дела. Энергия течёт оттуда, куда направлено внимание».

Рауф Оруджев