(Фото заголовка: Мохсен Фахризаде, отец иранской ядерной программы, держался в тени, и его фотографии были редкостью. Эта фотография появилась на плакатах мученичества после его смерти. Араш Хамоши для “Нью-Йорк таймс”)

Израильские агенты годами хотели убить ведущего иранского ученого-ядерщика. Затем они придумали способ сделать это без присутствия оперативников.

Ведущий ученый-ядерщик Ирана проснулся за час до рассвета, как и в большинство дней, чтобы изучить исламскую философию до начала своего рабочего дня.

В тот же день они с женой покинут свой загородный дом на Каспийском море и отправятся в другой загородный дом в Абсарде, городке к востоку от Тегерана. Там они планировали провести выходные.

Разведывательная служба Ирана предупредила его о возможном заговоре с целью убийства, но ученый Мохсен Фахризаде отмахнулся от этого.

Будучи убежденным в том, что г-н Фахризаде руководил усилиями Ирана по созданию ядерной бомбы, Израиль хотел убить его по меньшей мере 14 лет. Но было так много угроз и заговоров, что он больше не обращал на них особого внимания.

Несмотря на свое видное положение в военном ведомстве Ирана, г-н Фахризаде хотел жить нормальной жизнью. Он жаждал обычных домашних удовольствий: чтения персидской поэзии, поездки с семьей на побережье или за город. И, пренебрегая советами своей службы безопасности, он часто ездил в Абсард на собственной машине вместо того, чтобы телохранители возили его в бронированном автомобиле. Это было серьезным нарушением протокола, но он настоял…

Вскоре после полудня в пятницу, 27 ноября, он сел за руль своего черного седана Nissan Teana. Жена села на пассажирское сиденье рядом с ним, и он отправился в путь.

Неуловимая Цель

С 2004 года, когда израильское правительство приказало своему агентству внешней разведки “Моссад” не допустить получения Ираном ядерного оружия, агентство проводило кампанию саботажа и кибератак на иранские объекты по обогащению ядерного топлива. Оно также методично уничтожало экспертов, которые, как считалось, возглавляли иранскую программу создания ядерного оружия.

С 2007 года агенты убили пятерых иранских ученых-ядерщиков и ранили еще одного. Большинство ученых работали непосредственно на г-на Фахризаде. Они, по словам представителей израильской разведки, работали над секретной программой по созданию ядерной боеголовки. Это включало преодоление существенных технических проблем: боеголовка должна была иметь достаточно маленькие размеры, чтобы поместиться на одной из иранских ракет большой дальности.

Израильские агенты также убили иранского генерала, отвечавшего за разработку ракет, и 16 членов его команды.

Одной из самых сложных задач для Ирана было создание ядерной боеголовки, подобной той, которую показали на военном параде в Тегеране в 2018 году. Тахеркенарех/EPA, через Shutterstock

Одной из самых сложных задач для Ирана было создание ядерной боеголовки, подобной той, которую показали на военном параде в Тегеране в 2018 году. Тахеркенарех/EPA, через Shutterstock

Но человек, который, по словам Израиля, руководил программой создания бомбы, был неуловим.

В 2009 году группа киллеров ждала г-на Фахризаде на месте запланированного убийства в Тегеране, но операция была отменена в последний момент. Моссад подозревал, что заговор был раскрыт, и Иран устроил засаду.

На этот раз они собирались попробовать что-то новое.

Иранские агенты, работающие на Моссад, припарковали синий пикап Nissan Zamyad на обочине дороги, соединяющей Абсард с главным шоссе. Место находилось на небольшом возвышении, откуда открывался вид на приближающиеся транспортные средства. Под брезентом и строительными материалами в кузове грузовика был спрятан снайперский пулемет калибра 7,62 мм.

Днем, около часа, группа захвата получила сигнал о том, что г-н Фахризаде, его жена и группа вооруженных охранников в автомобилях собирались выехать в Абсард, где у многих представителей иранской элиты есть дома и виллы для отдыха.

Убийца, опытный снайпер, занял свою позицию, откалибровал прицел, взвел курок и положил палец на спусковой крючок.

Однако его и близко не было рядом с Абсардом. Он следил за экраном компьютера в тайном месте, более чем в 1000 милях отсюда. Вся группа уже покинула Иран.

Сообщения об убийстве

Сообщения из Ирана в тот день были запутанными, противоречивыми и в основном неверными.

В одном из них говорилось, что убийцы ждала у дороги, пока г-н Фахризаде проедет мимо. “Жители услышали сильный взрыв, за которым последовал интенсивный пулеметный огонь”, отмечалось в другом. Якобы грузовик взорвался перед машиной г-на Фахризаде, затем пять или шесть вооруженных лиц выскочили из соседней машины и открыли огонь. Каналы, связанные с Корпусом стражей Исламской революции, сообщили в социальных сетях об интенсивной перестрелке между телохранителями г-на Фахризаде и дюжиной нападавших. По словам очевидцев, несколько человек были убиты.

Один из самых надуманных аккаунтов появился несколько дней спустя.

Nissan Teana г-на Фахризаде и кровь на дороге после нападения 27 ноября 2020 года. Информационное агентство FARS, через Associated Press

Nissan Teana г-на Фахризаде и кровь на дороге после нападения 27 ноября 2020 года. Информационное агентство FARS, через Associated Press

Иранские новостные организации распространили заявление Революционной гвардии о том, что убийца был роботом, и вся операция проводилась с помощью дистанционного управления. Это прямо противоречило якобы свидетельским показаниям о перестрелке между командой убийц и отрядом телохранителей, а также сообщениям о том, что некоторые из убийц были арестованы или ликвидированы.

Иранцы высмеяли эту историю как попытку скрыть смущение элитных сил безопасности, которые не смогли защитить одну из наиболее тщательно охраняемых фигур страны.

“Почему бы вам просто не сказать, что Tesla построил Nissan, который ехал сам по себе, припарковался сам по себе, выстрелил и взорвался сам по себе?” – говорится в одном из жестких заметок в социальных сетях.

Томас Уитингтон, аналитик по радиоэлектронной войне, сказал Би-би-си, что история, рассказанная Ираном о роботе-убийце, похоже, представляет собой набор “крутых модных словечек”.

Только на этот раз там действительно был робот-убийца.

Почти научно-фантастическая история о том, что на самом деле произошло в тот день, и о событиях, предшествовавших этому дню, публикуется здесь впервые. Она основана на интервью с американскими, израильскими и иранскими официальными лицами, включая двух сотрудников разведки, знакомых с деталями планирования и выполнения операции, на заявлениях семьи г-на Фахризаде иранским средствам массовой информации.

Успех операции стал результатом многих факторов: серьезных сбоев в обеспечении безопасности со стороны Стражей Исламской революции, тщательного планирования и наблюдения со стороны Моссада, в то же время беззаботности, граничащей с фатализмом самого г-на Фахризаде.

Но это было также первое испытание высокотехнологичного компьютеризированного снайпера, оснащенного искусственным интеллектом и глазами в виде нескольких камер. Снайпер, способный производить 600 выстрелов в минуту, управлялся через спутник.

Усовершенствованный пулемет с дистанционным управлением теперь присоединяется к боевому дрону в арсенале высокотехнологичного оружия для целенаправленного убийства. Но в отличие от дрона, роботизированный пулемет не привлекает внимания в небе, где беспилотник может быть сбит. Это оружие может быть расположено где угодно, что, вероятно, изменит мир безопасности и шпионажа.

‘Запомните это имя”

Подготовка к убийству началась после серии встреч в конце 2019 года – начале 2020 года между израильскими официальными лицами во главе с директором Моссада Йосси Коэном и высокопоставленными американскими официальными лицами, включая президента Дональда Трампа, госсекретаря Майка Помпео, директора ЦРУ Джины Хаспел.

Директор Моссада Йосси Коэн представил планы Израиля президенту Дональду Трампу, госсекретарю Майку Помпео и директору ЦРУ Джине Хаспел. Амир Коэн/Reuters

Израиль приостановил кампанию саботажа и убийств в 2012 году, когда Соединенные Штаты начали с Ираном переговоры, ведущие к ядерному соглашению 2015 года. Теперь, когда г-н Трамп отменил это соглашение, израильтяне хотели возобновить кампанию, чтобы попытаться помешать ядерному прогрессу Ирана и заставить его соглашаться со строгими мерами по ограничению своей ядерной программы.

В конце февраля г-н Коэн представил американцам список потенциальных операций, в том числе убийство г-на Фахризаде. Последний возглавлял израильский список с 2007 года, и Моссад никогда не спускал с него глаз.

В 2018 году премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху провел пресс-конференцию, чтобы продемонстрировать документы, которые Моссад украл из ядерных архивов Ирана. Они доказывают, что Иран все еще имеет активную программу создания ядерного оружия, утверждал премьер-министр и несколько раз упомянул г-на Фахризаде по имени.

“Запомните это имя”, – сказал он. – “Фахризаде”.

По словам чиновника, присутствовавшего на встрече, американские официальные лица, проинформированные о плане убийства в Вашингтоне, поддержали его.

Обе страны были воодушевлены относительно спокойной реакцией Ирана на убийство американцами генерал-майора Кассима Сулеймани, иранского военного командира. Он был уничтожен в результате удара американского беспилотника с помощью израильской разведки в январе 2020 года. Если они смогли убрать высшего военного лидера Ирана, а ответный удар был не очень ощутимым, значит, Иран либо не смог, либо не захотел реагировать более решительно.

Наблюдение за г-ном Фахризаде набрало обороты.

По мере поступления разведданных стала очевидной сложность задачи: Иран извлек уроки из убийства Сулеймани, а именно из того, что высшие должностные лица страны могут стать мишенью для противника. Зная, что г-н Фахризаде возглавлял список самых разыскиваемых лиц Израиля, иранские официальные лица усилили его охрану.

Служба безопасности ученого принадлежала элитному подразделению “Ансар” Революционной гвардии, хорошо вооруженному и хорошо обученному. Охранники общались по зашифрованным каналам, сопровождали передвижения г-на Фахризаде колоннами из четырех-семи автомобилей, меняя маршруты и время, чтобы предотвратить возможные нападения. И машина, на которой г-н Фахризаде ездил сам, вращалась среди четырех или пяти автомобилей, имевшихся в его распоряжении.

Мемориалы в багдадском аэропорту, где был убит генерал-майор Кассим Сулеймани. Убийство Сулеймани послужило уроком как для Израиля, так и для Ирана. Сергей Пономарев для “Нью-Йорк таймс”

Во время предыдущих убийств Израиль использовал различные методы. Первый ученый-ядерщик в списке был отравлен в 2007 году. Второй был убит в 2010 году взрывом дистанционной бомбы, прикрепленной к мотоциклу. Но операция оказалась мучительной и сложной, причастный к убийству иранец был пойман. Он сознался и был казнен.

После этого фиаско Моссад переключился на более простые операции. В каждом из следующих четырех убийств, с 2010 по 2012 год, наемные убийцы на мотоциклах подкрадывались к автомобилю жертвы в пробках Тегерана, либо стреляли в него через окно, либо прикрепляли бомбу к двери машины, а затем отъезжали.

Но вооруженный конвой г-на Фахризаде сделал невозможным использование “мотоциклетного метода”.

Ту, кто планировали убийство, рассматривали возможность взрыва бомбы вдоль маршрута г-на Фахризаде: можно было вынудить конвой остановиться, чтобы его атаковали снайперы. Но этот план был отложен из-за вероятности перестрелки в стиле гангстеров с большим количеством жертв.

Была предложена идея заранее установленного пулемета с дистанционным управлением. Однако было множество логистических сложностей и причин, по которым все могло пойти не так. Пулеметы с дистанционным управлением существовали, они имелись в вооружении нескольких армий, но их размеры и вес затрудняли транспортировку. Такие пулеметы трудно было скрыть, их приводили в действие операторы только с близкого расстояния.

Время было на исходе.

К лету стало понятно, что г-н Трамп, который сходился во взглядах на Иран с г-ном Нетаньяху, может проиграть американские выборы. Его вероятный преемник Джозеф Р. Байден-младший пообещал изменить политику г-на Трампа и вернуться к ядерному соглашению 2015 года, против которого решительно выступал Израиль.

Президент Дональд Трамп и премьер-министр Биньямин Нетаньяху в Белом доме в сентябре 2020 года. Израиль хотел действовать, пока г-н Трамп еще был на своем посту. Дуг Миллс/”Нью-Йорк таймс”

Если Израиль собирался убить высокопоставленного иранского чиновника, что могло привести к развязыванию войны, ему требовалось согласие и защита Соединенных Штатов. Это означало действовать до того, как мистер Байден сможет вступить в должность. В лучшем случае, по мнению г-на Нетаньяху, убийство сорвало бы любые шансы на возобновление ядерного соглашения, даже если бы победил г-н Байден.

Ученый

Мохсен Фахризаде вырос в консервативной семье в священном городе Кум, религиозном центре шиитского ислама. Ему было 18 лет, когда исламская революция свергла монархию. Это воспламенило его воображение.

Он задался целью осуществить две мечты: стать ученым-ядерщиком и занять место в военном крыле нового правительства. В знак своей преданности революции, он носил серебряное кольцо с большим овальным красным агатом, такое же носили верховный лидер Ирана Аятолла Али Хаменеи и генерал Сулеймани.

Фахризаде вступил в Революционную гвардию и дослужился до генерала. По словам Али Акбара Салехи, давнего его друга и коллеги, бывшего главы Агентства по атомной энергетике Ирана, Фахризаде получил степень доктора философии по ядерной физике в Технологическом университете Исфахана с диссертацией на тему “Идентификация нейтронов”.

Он руководил программой разработки ракет для гвардии и был пионером ядерной программы страны. Будучи директором по исследованиям Министерства обороны, он сыграл ключевую роль в разработке отечественных беспилотных летательных аппаратов. По словам двух иранских чиновников, Фахризаде поетил Северную Корею, чтобы объединить усилия в разработке ракет. На момент своей смерти он был заместителем министра обороны.

“В области ядерных и нанотехнологий, биохимической войны г-н Фахризаде был персонажем, равным Кассиму Сулеймани, но действовал совершенно скрытым образом”, – сказал в интервью Гейш Горейши, который консультировал МИД Ирана по арабским делам.

Когда Ирану требовалось чувствительное оборудование или технологии, запрещенные международными санкциями, г-н Фахризаде находил способы для их получения.

Президент Хасан Роухани, второй слева, посещает выставку в Тегеране, посвященную ядерной программе Ирана в апреле. Офис президента Ирана, через Associated Press

“Он создал подпольную сеть от Латинской Америки до Северной Кореи и Восточной Европы, чтобы найти нужные нам детали”, – сказал г-н Горейши.

Горейши и бывший высокопоставленный иранский чиновник сказали, что г-н Фахризаде был известен как трудоголик. Он вел себя серьезно, требовал совершенства от своих сотрудников и, по их словам, не имел чувства юмора. Редко брал отгулы, избегал внимания средств массовой информации.

Большая часть его профессиональной жизни была совершенно секретной, более известной Моссаду, чем большинству иранцев.

Его работа была загадкой даже для собственных детей. Сыновья ученого в телевизионном интервью сказали, что они пытались догадаться, чем занимается их их отец по его случайным высказываниям и решили, что он причастен к производству медицинских препаратов.

Когда международные ядерные инспекторы позвонили, им сказали, что он недоступен, его лаборатории и испытательные полигоны являются закрытыми объектами. Обеспокоенный этим, Совет Безопасности ООН заморозил активы г-на Фахризаде в рамках пакета санкций в отношении Ирана в 2006 году.

Хотя считался отцом ядерной программы Ирана, он никогда не присутствовал на переговорах, ведущих к соглашению 2015 года.

Иран упорно настаивал на том, что его ядерная программа преследовала исключительно мирные цели, и что страна не заинтересована в разработке бомбы. Аятолла Хаменеи даже издал указ, в котором говорилось, что создание подобного оружия нарушит исламские законы.

Но представители Международного агентства по атомной энергетике в 2011 году пришли к выводу, что Иран “осуществлял деятельность, связанную с разработкой ядерного устройства”. 

Плакаты в Тегеране в честь национальных героев и мучеников. Г-н Фахризаде, слева, был относительно неизвестен, в то время как генерал Сулеймани был знаменит. Атта Кенаре /Агентство Франс Пресс — Getty Images

По данным Моссада, программа создания бомбы была просто “разобрана”, ее составные части разбросали по различным программам и агентствам под общим  руководством г-на Фахризаде.

В 2008 году, когда президент Джордж У. Буш посетил Иерусалим, премьер-министр Эхуд Ольмерт прокрутил ему запись разговора, который, по словам израильских официальных лиц, состоялся незадолго до этого между человеком, которого они идентифицировали как г-на Фахризаде, и коллегой. По словам трех человек, которые утверждают, что слышали запись, г-н Фахризаде прямо говорил о своих продолжающихся усилиях по разработке ядерной боеголовки.

Пресс-секретарь г-на Буша не ответил на вапрос об этом случае. “Нью-Йорк таймс” не смогла самостоятельно подтвердить существование записи или ее содержание.

Программирование попадания

Робот-убийца кардинально меняет расчеты Моссада.

У организации есть давнее правило: если нет спасения, нет и операции. Это означает, что необходим надежный план безопасного вывода из ситуации оперативников. Отсутствие агентов на местах операций меняет это положение.

Но массивный, непроверенный компьютеризированный пулемет создает ряд других проблем. Первый из них – как установить оружие на место.

По словам сотрудника разведки, знакомого с сюжетом, Израиль выбрал специальную модель пулемета FN MAG бельгийского производства, прикрепленного к усовершенствованному роботизированному устройству. Чиновник сказал, что система мало чем отличается от серийного Sentinel 20, изготовленного испанским оборонным подрядчиком Escribano.

Однако компоненты и аксессуары пулемет-робота вместе весят около тонны. Поэтому оборудование было разбито на возможные части и контрабандно ввезено в страну по кускам различными способами, маршрутами и в разное время, а затем тайно собрано в Иране.

Робот был сконструирован так, чтобы поместиться в кузове пикапа Zamyad – распространенной модели в Иране. Камеры, направленные в разные стороны, были установлены на грузовике, чтобы дать командному пункту полную картину не только цели и его охраны, но и окружающей обстановки. Наконец, грузовик был набит взрывчаткой, чтобы его можно было разрушить после убийства, уничтожив все улики.

При стрельбе из такого оружия возникают дополнительные сложности. Пулемет, установленный на грузовике, даже припаркованном, будет трястись после отдачи каждого выстрела, изменяя траекторию последующих пуль.

Израиль использовал специальную модель пулемета FN MAG бельгийского производства, похожую на эту, прикрепленную к роботизированному устройству. Даррон Марк / Корбис, через Getty Images

Другая сложность: несмотря на то, что компьютер связывается с диспетчером через спутник, отправляя данные со скоростью света, возникает небольшая задержка – то, что оператор видит на экране является мгновением, а ведь настройка цели занимает еще одно мгновение, во время которого машина г-на Фахризаде находится в движении.

Время, необходимое для того, чтобы изображения с камеры достигли снайпера, а немедленная ответная реакция снайпера достигла пулемета, оценивалось в 1,6 секунды. Этого достаточно, чтобы прицел сбился.

Искусственный интеллект (ИИ) был запрограммирован на компенсацию задержки, тряски и скорости автомобиля.

Еще одна задача состояла в том, чтобы в режиме реального времени определить, кто за рулем автомобиля: г-н Фахризаде или один из его детей, жена, телохранитель.

Израилю не хватает возможностей организовать наблюдение в Иране, которые у него есть в других местах, таких как Газа, где он использует беспилотные летательные аппараты для определения цели перед нанесением удара. Беспилотник достаточно большой, чтобы отправить его в Иран, аппарат может быть легко сбит иранскими зенитными ракетами российского производства. А беспилотник, кружащий над тихой сельской местностью Абсарда, может разоблачить всю операцию.

Было решено поставить машину с отсутствующим колесом, опирающуюся на домкрат, на перекрестке главной дороги, где транспортные средства, направляющиеся в Абсард, должны были развернуться. Это примерно в трех четвертях мили от зоны поражения. В машину-инвалид вмонтировали еще одну камеру.

На рассвете пятницы операция была приведена в действие. Израильские официальные лица в последний раз предупредили американцев.

Синий пикап Zamyad был припаркован на обочине бульвара Имама Хомейни. Позже иранские следователи обнаружили и то, что камеры видеонаблюдения на дороге были отключеными.

Поездка

Когда колонна выехала из города Ростамкала на побережье Каспийского моря, в первой машине находилась группа охраны. За ним последовал черный Nissan без брони, за рулем которого сидел г-н Фахризаде со своей женой Садигехой Гасеми. Дальше следовали еще две машины службы безопасности.

По словам сына ученого Хамеда Фахризаде и иранских официальных лиц, в тот день служба безопасности предупредила г-на Фахризаде об угрозе и попросила его не путешествовать.Но г-н Фахризаде сказал, что на следующий день у него занятия в тегеранском университете, которые он не может провести удаленно, добавили сыновья ученого.

Али Шамхани, секретарь Высшего национального совета, позже сообщил иранским СМИ, что спецслужбам даже было известно о возможном месте покушения, хотя они не были уверены в дате.

“Таймс” не смогла проверить, располагали ли они в действительности такой конкретной информацией или же просто пытались спасти репутацию после досадного провала разведки.

Иран в последние месяцы уже был потрясен серией громких нападений, которые в дополнение к убийству лидеров и повреждению ядерных объектов дали понять, что у Израиля есть эффективная сеть коллаборационистов внутри Ирана.

Взаимные обвинения среди политиков и сотрудников спецслужб только усилились после убийства. Конкурирующие спецслужбы в лице руководств Министерства разведки и Революционной гвардии обвиняли друг друга.

Члены Революционной гвардии в Тегеране в 2018 году. За безопасность г-на Фахризаде отвечало специальное подразделение охраны. Агентство Франс Пресс — Getty Images

Бывший высокопоставленный сотрудник иранской разведки сказал, что по слухам Израиль даже внедрился в службу безопасности г-на Фахризаде, которая знала о последних изменениях в маршруте и во времени его передвижения.

Но г-н Шамхани отметил, что за эти годы было так много угроз, что г-н Фахризаде не воспринимал их всерьез.

Г-н Фахризаде отказался ехать в бронированном автомобиле и настоял на том, чтобы самому сесть за руль одной из своих машин. По словам трех человек, знакомых с привычками ученого, когда он ехал со своей женой, то просил телохранителей сесть в отдельную машину, а не вместе с ними.

Г-н Фахризаде, возможно, также счел привлекательной идею мученичества.

“Пусть убивают”, – сказал он Mehr News, консервативному изданию, распространившему запись в ноябре. “Убивают столько, сколько они хотят, но мы не будем повержаны. Они убили ученых, так что у нас есть надежда стать мучениками, даже если мы не поедем ни в Сирию, ни в Ирак”.

Даже если бы г-н Фахризаде смирился со своей судьбой, было неясно, почему стражи революции, назначенные для его защиты, пошли на такие вопиющие нарушения правил безопасности. Знакомые говорили только, что он был упрямым и настойчивым.

Если бы г-н Фахризаде сидел сзади, было бы гораздо труднее опознать его. Если бы машина была бронированной, а окна пуленепробиваемыми, нападавшим пришлось бы использовать специальные боеприпасы или мощную бомбу, чтобы уничтожить ее, а это значительно усложнило бы план.

Удар

Незадолго до 15:30 вечера кортеж достиг место разворота на Фирузкоух-роуд. Машина г-на Фахризаде почти остановилась, и его опознали операторы, которые также могли видеть сидящую рядом женщину. 

Колонна повернула направо на бульвар Имама Хомейни. Головная машина пронеслась вперед к дому, чтобы осмотреть его до прибытия г-на Фахризаде. Это оставило автомобиль г-на Фахризаде полностью незащищенным спереди.

Конвой притормозил перед лежачим полицейским как раз у припаркованного Zamyad. Бездомная собака начала переходить дорогу.

Пулемет выстрелил очередью, пули попали в переднюю часть машины ниже лобового стекла. Неясно, ранили ли они г-на Фахризаде, но машина свернула и остановилась.

Стрелок отрегулировал прицел и выпустил еще одну очередь, попав по меньшей мере три раза в лобовое стекло и по меньшей мере один раз в плечо господина Фахризаде. Он вышел из машины, присел на корточки за открытой передней дверью.

Бульвар Имама Хомейни в Абсарде после убийства. Информационное агентство Fars, через Associated Press

Согласно иранскому Fars News, еще три пули попали ему в позвоночник. Он рухнул на дорогу.

Первым прибежал телохранитель из машины преследования: Хамед Асгари, чемпион страны по дзюдо, с винтовкой в руках. Он огляделся в поисках нападавшего, явно сбитый с толку.

Г-жа Гасеми выбежала к своему мужу. “Они хотят убить меня, ты должна уйти”, – сказал он ей, по словам сыновей. После этого, как сообщила женщина иранскому государственному телевидению, она села на землю и положила его голову себе на колени.

Синий Замяд взорвался.

Это была единственная часть операции, которая прошла не так, как планировалось.

Взрыв должен был разорвать робота в клочья, чтобы иранцы не смогли собрать все воедино и понять, что произошло. Вместо этого большая часть оборудования была подброшена в воздух, а затем упала на землю, поврежденная, но в основном целая.

Оценка Стражей революции — что нападение было совершено с помощью дистанционно управляемого пулемета, “оснащенного спутниковой системой” с использованием искусственного интеллекта — была правильной.

Вся операция заняла меньше минуты. Было выпущено пятнадцать пуль.

Иранские следователи отметили, что ни один из них не попал в г-жу Гасеми, сидевшую в нескольких дюймах от мужа. Такую точность они приписали использованию программного обеспечения для распознавания лиц.

Хамед Фахризаде находился в семейном доме в Абсарде, когда получил сигнал бедствия от своей матери. Через несколько минут он прибыл к месту события и увидел то, что описал как сцену “полномасштабной войны”. Дым и смог затуманили его зрение, и он почувствовал запах крови.

“Это был не простой теракт, не так, чтобы кто-то пришел, выстрелил и убежал”, – сказал он позже по государственному телевидению. “Его убийство было намного сложнее всего того, что вы знаете или о чем думаете. Он был неизвестен иранской общественности, но он был очень хорошо известен тем, кто является врагом развития Ирана”.

Могила г-на Фахризаде в храме Имамзаде Салеха в Тегеране. Атта Кенаре /Агентство Франс Пресс — Getty Images

Эрик Шмитт, Джулиан Э. Барнс и Адам Голдман внесли свой вклад в подготовку материала.

(Перевод: Press Klub. Оригинал статьи: The Scientist and the A.I.-Assisted, Remote-Control Killing Machine)