20 апреля исполнился 91 год известному азербайджанскому и российскому писателю, доктору филологических наук, профессору филологического факультета МГУ, заслуженному деятелю искусств Азербайджана Чингизу Гусейнову. 

Перу Ч.Гусейнова принадлежит множество прозаических произведений, в том числе шесть романов, изданных на многих языках мира. Сам он пишет на азербайджанском и русском языках. Популярность этому выдающемуся человеку принесли романы «Магомед, Мамед, Мамиш» (М., 1975) о мафиозности властных структур и «Семейные тайны» (М., 1986, расширенное издание — 1991) о господстве высокопоставленного клана, диктующего условия жизни в масштабах деградирующего общества. Понятно, что речь в этих произведениях идет о невеселых реалиях Азербайджана поздней советской поры.

В так называемом компьютерном романе «Директория Igra» (М., 1996, пятый в РФ рейтинг популярности среди произведений подобного типа) межнациональные конфликты в стране показаны как результат политических игр по захвату власти.

Одно из значительных произведений автора — исторический роман «Фатальный Фатали» (1983) «о жизни, уже однажды прожитой» (М., 1983), воссоздает непростые российско-кавказские отношения в ХIХ веке, изображает колониальную политику царизма на Кавказе, кавказские войны, национально-освободительное движение Шамиля, неизбежность появления в условиях деспотии бунтующей личности.

«Доктор N» (в двух книгах. М., 1998), или «страницы ненаписанного романа, существующего лишь в воображении», охватывает события в России и на Кавказе начала XX века, крушение империи. Роман завершает исторический лексикон, в который вошло свыше пятисот реальных и вымышленных действующих лиц.

В новой редакции Гусейнова вышел Коран («Суры Корана, расставленные по мере ниспослания их Пророку», М., 2002). Сюжет «коранического повествования» — художественно-исследовательского романа «Не дать воде пролиться из опрокинутого кувшина» (2003, второе дополненное издание — 2008, «Мерадж») строится на парадоксальном мифе небошествия пророка Мохаммеда, перенесения его из Мекки в Иерусалим, а оттуда на семь небес, встречам с пророками Адамом, Ноем, Авраамом, Моисеем, Иисусом, Всевышним. Концепция романа, осмысливающего феномен пророчества, активно противостоит конфронтации этносов и религий, утверждает согласие и мир на Земле.

Ч.Гусейнов — автор книги эссеистики: «Самая большая скорость — это скорость жизни» (М., 2003), сочинений мемуарного жанра. Из книг последнего времени — повествование «Минувшее — навстречу» (М., 2009), а также триптих романов «Освобожденный подтекст» (М., 2010).

В переводе на русский язык автор выпустил ряд произведений азербайджанской классики (Сабир, Мамедкулизаде, Самед Вургун, Абульгасан, Мехти Гусейн, Расул Рза, Мирза Ибрагимов, поэзия народных поэтов-ашигов XVII-ХХ вв и др.).

С конца 40-х годов Чингиз Гусейнов проживал в Москве. А в 2014-м переехал в Израиль. 

В связи с его днем рождения российское издание «Вестник Кавказа» побеседовало с Чингизом Гасановичем о жизни, литературе и преодолении препятствий.

С благодарностью приняв поздравления, он отметил, что из-за ситуации с коронавирусом отмечает день рождения по образцу Болдинской осени Александра Пушкина. «Когда был холерный карантин и Пушкин спасался от эпидемии в Болдино, он написал великолепные, чудесные повести и отдал их придуманному автору Белкину, «Повести Белкина». Я тоже сижу сейчас в карантине, поэтому можно сказать, что это моя Болдинская осень. Остается только писать».
По его словам, в режиме самоизоляции он завершает очередной роман: «Там еще предстоит довольно много работы – и простой ремонт текста, и капитальный. И это такая замечательная возможность – работай, пиши в свое удовольствие.

Роман я назвал «Подковать скакуна». Как известно, коня обязательно надо подковывать, а если нет, то он долго не пробежит. Поэтому такое название.

Это роман практически о нашей современности, о событиях 10-летней давности, предполагающий описание реальности в полном объеме. Мы уже давно разучились в связи с цензурой, в связи с господством определенной идеологии, свободно охватывать все пространство жизни сверху донизу. Поэтому у нас романы половинчатые, а ведь эта форма подразумевает охват пространства от самого высокого ранга, от сферы божества, до самого низа.
Поэтому я сделал попытку посмотреть на наш современный мир, В основном, события происходят в моих точках проживания, в треугольнике Москва-Баку-Иерусалим. Я в этом пространстве считаю себя вольным художником и пишу то, что мне подсказывает перо. А перо, как известно, это божественный инструмент, и просто так пользоваться им нельзя – его надлежит применять для выражения больших идей, больших человеческих проблем, а не морочить всем голову или работать за кусок хлеба или за награду.
Я думаю, что в этом году все-таки его закончу, а там видно будет, как его опубликовать. Сегодня написать книгу – это 20% усилий, а остальные 80% – опубликовать ее.
Думаю, что эти планы осуществятся. Во всяком случае, я полон желания работать. Коронавирус заставил нас с супругой писать немного активнее, она тоже сейчас пишет. Так что продолжаем делать свое дело».

Пресс-клуб